Занимательная этнография

Нужны ли школьникам знания о ханты?

13 января 2016 в 09:00, просмотров: 1093

В конце декабря в культурном центре «ПОРТ» в Сургуте состоялась авторская встреча с членом Европейской академии естественных наук, лауреатом художественной премии в области кино Всемирных Дельфийских игр в Берлине, сургутским режиссером Ольгой Корниенко. Зрители познакомились с двумя фильмами Сургутской студии неигрового кино, которую она возглавляет вот уже более десяти лет. Также Ольга рассказала о своем последнем проекте — «Занимательная этнография».

Занимательная этнография
Ольга Корниенко на уроке этнографии. Фото Евгения Романова.

Около 50 лет я живу на Югорской земле. Двадцать из них профессионально собирала знания о родном крае. Последние десять передаю эти знания в самых разно­образных аудиториях, начиная с кино- и университетских залов в городах Европы и заканчивая детскими садами Сургута. В сентябре 2013 года цикл видеоуроков «Занимательная этнография с Ольгой Корниенко», родившийся из многочисленных авторских встреч, в числе других проектов дополнительного школьного образования был представлен преподавательскому составу Сургута.

Благодаря департаменту образования и лично начальнику отдела воспитания и дополнительного образования Елене Владимировне Коркуновой я пришла в сургутские школы с курсом уроков, созданных на основе авторских фильмов о традиционной жизни коренного населения Югры.

Оказалось, что подобная деятельность возможна и очень даже нужна. И речь здесь не только о платном дополнительном образовании, которому несколько лет назад был дан зеленый свет, но и, что гораздо важнее, о возрастающей необходимости экологического и патриотического воспитания, как бы банально это ни звучало.

Почему ханты живут в лесу?

В ноябре 2013 года успешно прошли уроки в семи сургутских школах, затем состоялись показы в 23 летних лагерях. А с октября 2014-го мы дружили уже более чем с двадцатью школами Сургута.

С малышами начинаем с основ: почему ханты живут в лесу, почему не хотят расстаться с оленями, почему так одеваются… Со взрослыми (6-8 классы) говорим по-взрослому, и здесь мне помогает американский кинорежиссер Джэймс Кэмерон: «Если вы хотите разделить с ними этот мир – вы должны их понять». Начиная с третьих классов на вопрос «Кто смотрел фильм «Аватар»?» большинство тянет руки вверх. А ведь это и наша коренная Югра.

Мне кажется, в настоящее время у людей формируется не совсем правильное представление о жизни малых народов, особенно о традиционной, лесной. Поэтому один из основных мотивов, побудивших меня прийти в школу, — помочь детям узнать и понять мир людей, которые в совершенстве знают природу, умеют с ней обращаться.

Очень помогает в этом наследие Юрия Вэллы. С его слов начинаю почти каждый урок: «Вот нас называют «коренные малочисленные народы Севера». А мы не малочисленные. Нас всегда было ровно столько, сколько могла прокормить тайга». Дальше все очень просто рассказывать.

Справка МК

Ханты — это не один из народов Югры. Это первый народ среди здесь живущих.

Багажа, наработанного за 20 лет, вполне хватает, чтобы разговаривать с детьми любого возраста, но все равно почти каждый день что-то нахожу либо из жизни, либо из книг, либо от людей, с которыми общаюсь и в лесу, и в городе… Уроки стимулируют к поиску нового.

Мы вместе с детьми размышляем, анализируем, каждый урок творим вместе. Учим новые слова: стойбище, нарты, кисы. Ведь мы живем в Югре. Они задают очень умные вопросы, пока еще не догадываясь, какой может быть ответ. Например: а что ханты будут делать, если у них не будет оленей? А чего они боятся больше всего? Часто задают вопрос: а где ханты учатся? И каждый вопрос – это отдельный разговор. Многие учителя после первого же урока спрашивают: а когда вы к нам еще придете? Было очень приятно услышать, когда одна мама сказала: «После вашего урока мы пошли с дочкой в краеведческий музей».

Полное погружение

Из Сургута «Занимательная этнография» потихоньку перекочевала в другие города округа. Большую роль здесь сыграла член Союза писателей России Татьяна Юргенсон. В конце октября 2013 года в Мегионе прошла инициированная ею первая литературно-краеведческая конференция памяти Юрия Вэллы. Ее участники, среди которых были и учителя, отмечали, что коренные жители всегда бережно относились к природе, к земле, что они обладают исключительной природной мудростью, которой так не хватает сегодня нам, пришлым людям. Мнение единое: об этом надо говорить чаще, больше, и начинать как раз со школьников.Так в моем рабочем графике появилась девятая мегионская школа, руководит которой Михаил Иванович Макаров. Вместо уроков по расписанию мы вместе со школьниками 4-5 классов участвовали в целом «образовательном событии». Начиналось все с интерактивного показа фильма в большом и комфортном зрительном зале. Затем школьники расходились по классам на тематические уроки. Вот отклики участников.

Ахмет Булатов:

— Я так много узнал в этот день о ханты!

Лиана Максютова:

— Какая их жизнь сейчас в наше время — для меня это был шок, никогда такого не видела! Хочу поблагодарить Михаила Ивановича и Ольгу Геннадьевну за то, что показали и рассказали нам об этом. Это означает, что нужно учить нашу историю и уважать ханты. Хотя у меня другая национальность, я верю, что ханты будут великими! Но им нужна наша помощь.

Давид Золотухо:

— Мне очень понравилась встреча, потому что я понял, зачем надо изучать, как живут ханты и манси.

Татьяна Пивоварова, учитель начальных классов:

— Впечатления о мероприятии — незабываемые! Весь учебный день и дети, и мы, взрослые, находились в водовороте событий, посвященных одной теме! Просмотр фильма о милой хантыйской девочке был настоящим подарком! Дети восприняли ее как свою сестренку или подружку. Она завоевала наши сердца своей добротой, жизненной энергией, эрудицией и житейской мудростью. Воспитание ребенка в семье ханты — это отдельная тема (очень поучительная и заслуживающая особого внимания). Очень понравились игры коренных народов. Было весело и интересно!

Честно скажу, лично я никакого отношения к организации подобных мероприятий не имела, инициатива полностью принадлежала школам. Я делала только то, что и всегда в таких случаях: говорила, показывала, отвечала на вопросы. А отзывы детей и преподавателей прочла на школьном сайте, куда при желании может заглянуть каждый. В ноябре 2015 года такое же «полное погружение» в мир Югры состоялось в 14-й школе города Нефте­юганска.

Совсем недавно один маленький, но очень любознательный гражданин спросил меня: «Когда вы к нам еще придете?». Я ответила: «Наверное, в следующем году». «А вы не можете приходить каждый месяц?». А стоящая рядом девочка добавила: «Нет, лучше каждый день».

Комплекс отличницы

К осени 2015 года я работала уже более чем в 40 школах Югры. «Синдром отличницы» побуждал меня не только проводить каждый свой урок на «пятерку», но и охватить как можно больше школ. Но, несмотря на то что проекту был дан зеленый свет, попасть в школы оказалось не так-то просто, и «Занимательная этнография» стала своеобразной лакмусовой бумажкой.

Для меня было совершенно очевидно, что своими уроками я несу детям только «светлое, доброе, вечное» и крайне необходимое сегодня. Но аттестации, аккредитации, юбилеи, карантины, отчеты, окружные мероприятия так плотно овладели преподавательским составом, что учителя и завучи просто физически не в состоянии были добавлять себе новые нагрузки. А дополнительное образование – это дополнительные занятия, на них нужны время и силы. Понимание необходимости терялось за ежедневной суетой.

Те же, кто хотел со мной работать, вынуждены были ставить меня в очередь с другими такими же социальными партнерами либо просто «коробейниками» с улицы. Задолго до меня дорога в школы оказалась проторенной. Музеи, театры, цирки, планетарии, мобильные органисты, разного рода развлекательные шоу стояли в плотной очереди на родительский карман. Ведь дополнительное платное образование, дополнительные услуги – это в основном и есть деньги родителей. Пошли возмущения, жалобы в департаменты образования и даже Президенту РФ Владимиру Путину.

Теперь, договариваясь об уроках, я чувствовала себя уже не как почетный и ожидаемый гость, а как тот профессор философии или заслуженный деятель искусств, который в начале девяностых вынужден был скитаться челноком по тряпичному зарубежью и стоять за рыночными прилавками в надежде на копеечный заработок. А это крайне неловко: «стучаться» в образовательное заведение, чувствуя, что во мне видят шабашника, а не человека, который искренне несет детям то самое «светлое, доброе, вечное».

P.S. Одна девочка на уроке назвала оленей ослами. Так что в школах Югры предстоит еще много работы.




Партнеры