Профессию выбирают душой

...но иногда вмешивается случай

19 апреля 2017 в 09:00, просмотров: 775

Стоя смирно на «линейке», молодой Иосиф Поплавский вместе с друзьями выбирал свой дальнейший жизненный путь. Молодые работники, приехавшие в Сургут в 80-х годах прошлого столетия по комсомольской путевке, решали: быть операторами по добыче нефти и газа или помощниками бурильщика. Капитальный ремонт скважин или подземный? Иосиф не знал нефтяного промысла, но решил сразу: пойду в «капиталку». Так он стал работником бригады КРС.

Профессию выбирают душой
Игорь Холманских (слева) вручает награду Иосифу Поплавскому.

Непростые будни

Перед тем как впервые попасть в бригаду, Иосиф Поплавский полтора месяца проходил специальные курсы. Приехав на практику, молодой человек, конечно, был удивлен. Одно дело смотреть на старые фотографии красивой буровой, которые демонстрировали во время занятий, а другое дело — увидеть подъемный агрегат А-50 во всей красе, живьем.

— Было очень много незнакомых запахов, к которым долго привыкал. Условия тогда были совсем другими, не те, что сейчас, — делится воспоминаниями Иосиф Станиславович. — Практически никакой автоматизации, все делали своими руками.

В 1980-е годы до ремонтируемых скважин добирались на всех видах спецтехники. Вспоминая свой путь на буровую установку зимой, ветеран рассказывает, что иногда дорогу заносило снегом и до бригады приходилось пробираться по сугробам пешком.

— Но ничего, берешь свою котомку, закидываешь на плечо — и вперед. А там быстро переоделся — и на работу, — говорит нефтяник. — Приехал в бригаду и удивился тому, что увидел. Это сейчас все герметично, упаковано, обтирается специальными средствами. А тогда повсюду разносился специфический запах, и порой не один. Производство было грязным в прямом смысле этого слова. Из освещения ночью горели только два тусклых фонаря на подъемнике и прожектор на «инструменталке», которые еле-еле освещали пространство вокруг.

Иосиф Поплавский говорит, не скрывая, что работать было тяжело. Ремонтникам на устье скважин непросто и сегодня. Шквальные ветры, проливные дожди, лютый холод, ничто не может остановить людей, которые выполняют все операции, которые прописаны в планах работ. В культ­будке — одном небольшом помещении — находился и стол, где можно было поесть, здесь же рядом сушилась одежда, а кто-то пытался продумать варианты выполнения задания руководства. Но дело не только в сложных условиях.

— Помощник бурильщика в капремонте скважин — тяжелая, опасная и вредная работа. В основном весь ручной труд выполняет именно он, — объясняет Иосиф Поплавский. — Помощник получает команды от бурильщика — там заверни, тут подбей, там подтяни и так далее. Надо любить свою работу и привыкнуть к ней — вот и весь рецепт.

Трудности, которые успешно преодолел Иосиф Станиславович, оказались не всем по плечу. Были и те, кто не выдерживал. Кто-то срочно переводился или вообще покидал профессию.

Справка МК

В 1980-е годы культбудка была многофункциональным помещением, здесь производили анализ бурового раствора, отдыхали и принимали пищу в небольшие перерывы между работой, одновременно она служила и сушилкой для спецодежды. Культ­будки отапливались печкой-буржуйкой. Сейчас быт нефтяников обустроен, современные вагончики снабжены электробатареями, сушилки для одежды находятся отдельно. В распоряжении нефтяников — телевизоры, компьютеры, для полноценного отдыха после напряженной рабочей смены созданы все необходимые условия.

На сегодняшний день много тяжелой работы взяли на себя машины: домкраты, гидроключи и т.д., — раньше все это крутили, поднимали и перемещали вручную. Также свинчивали и трубы, и штанги крутили собственными силами. 

Иосиф Поплавский был свидетелем того, как нефтяная отрасль менялась на глазах: более 90% всего, что окружало тогда, в начале пути, полностью видоизменилось.

Слово об ответственности

— Когда работаешь помощником бурильщика, смот­ришь на своего мастера и думаешь: «Вот бы работать так же!» Потом, конечно, понимаешь, что нести ответственность не только за свою работу, но и труд всей бригады — вдвойне тяжелее. В бригаде у всех своя ответственность, тяжелая и важная работа. Иногда отдельных ее деталей не видно, — рассказывает Иосиф Станиславович. — После четырех лет работы помощником я решил, что моих знаний достаточно для того, чтобы подняться на ступень выше.

После прохождения курсов и сдачи экзаменов Иосифа Поплавского как одного из самых лучших сразу утвердили на должность бурильщика. Уже после первых дней работы он почувствовал всю силу ответственности, прежде всего, за людей, которые трудятся рядом с ним на рабочей площадке близ устья скважины. А если вдруг кто-нибудь получит травму или случится авария? Спрос — с него.

Когда становишься бурильщиком, некоторые задачи нужно решать самому. Надо подумать, бывают и нештатные ситуации. Порой переживал так, что ночью приезжал в бригаду, вдруг сделал что-то неправильно.

Иосиф Станиславович сравнивает профессию бурильщика капитального ремонта скважин с профессией врача-хирурга.

Бригада капитального ремонта заезжает на скважину, открывает ее, проводит исследования. Совсем как доктор, который исследует анализы пациента, чтобы правильно поставить диагноз.

— Мы спускаем вниз инструменты, проверяем состояние скважины, ее показатели, — говорит Иосиф Поплавский. — Точно так же, как врачи, мы «лечим» скважину, то есть ремонтируем. Бывает, что на ремонт уходит неделя или несколько недель, но в итоге мы ставим ее «на ноги».

Поплавский честно признается, что с тех пор, как он впервые увидел мачту подъемного агрегата, понял, что значит быть бурильщиком, он никогда больше не думал о других профессиях. И вот уже 36 лет трудится в той бригаде, где начинал постигать азы профессии.

Жизнь «после»

Много говорить о себе Иосиф Станиславович не может, в ответ на вопросы о наградах — только пожимает плечами и опускает глаза. Но в его послужном списке достижений немало: седьмой разряд бурильщика капитального ремонта скважин, звание «Заслуженный работник нефтяной и газовой промышленности Российской Федерации», орден Почета, звание «Почетный нефтяник», Почетная грамота Министерства энергетики РФ, благодарность Министерства промышленности и энергетики РФ.

На пенсии заслуженному нефтянику есть чем заняться. С детства он привык работать в колхозе, поэтому сейчас отрада — дача. Несмотря на пенсионный возраст, он вместе с супругой Анной Михайловной снабжает овощами и ягодами четверых детей, у которых уже свои семьи. На вопрос, тяжело ли ему приходится на дачных работах, он только недоуменно смотрит на меня. Труд — основа хорошей жизни, считается в семье Поплавских. Если хочешь полюбить свое дело — делай работу красиво, в срок, заботься о тех, кто придет на место после тебя, не оставляй мусора. Таковы нехитрые правила организации труда Иосифа Станиславовича.

— И себя не жалел, и других просил работать как следует, — говорит Анна Михайловна, жена Иосифа Поплаского. — Бывало, придет уставший после смены, уснет, а ему звонят. Подношу трубку к его уху — он все цифры наизусть помнит, советует, как поступить, хотя сам еще даже не проснулся толком. До сих пор еще к нему обращаются за советом.

Настоящее душевное умиротворение супруги находят в лесу. Собирают грибы, ягоды, любят уезжать далеко, на целый день. Могут поехать просто так, на пикник. О работе Поплавский вспоминает до сих пор.

— Думаю, еще не скоро отойду, всю жизнь положил на это дело, но не жалею. Сейчас я всегда рад помочь, даже могу выехать на месторождение, если нужно, пусть звонят в любое время дня и ночи.

Молодым Иосиф Станиславович советует честно: если боитесь трудностей — не ходите. Даже сейчас, когда многие процессы автоматизированы, профессия помощника бурильщика остается одной из самых сложных профессий в нефтегазовой промышленности. И передовик Поплавский знает об этом не  понаслышке. Те, кто хочет посвятить свою жизнь нефти, должны уметь трудиться — об этом говорит и Иосиф Станиславович, и другие заслуженные работники. Ответственность, умение работать в команде, принимать правильные решения в нестандартных ситуациях — все это отличает нефтяников ОАО «Сургут­нефтегаз».






Партнеры