Вернуть в реки муксуна — дело общее

Губернатор Югры Наталья Комарова и врио губернатора Тюменской области Александр Моор договорились о совместных действиях по восстановлению водных биологических ресурсов на территориях регионов

04.07.2018 в 09:00, просмотров: 575

Договоренность достигнута во время посещения ими Югорского рыбоводного завода в рамках программы визита делегации тюменских политиков в окружную столицу. Успешное воплощение намерений может в долгосрочной перспективе положительно сказаться на реализации Национальной технологической инициативы и ее важной составляющей — российском продовольственном рынке FoodNet. Но работа предстоит большая, и начать следует с самого верха — с законодательных инициатив.

Вернуть в реки муксуна — дело общее
Фото автора.

Самовоспроизводство — в прошлом

Ситуацию с одной из «визитных карточек» Югры — муксуном — с полным правом можно назвать близкой к катастрофической. Поголовье этого вида рыбы в Оби и Иртыше с каждым годом сокращается. В 2014 году на региональном уровне был введен запрет на вылов муксуна в Югре и соседних субъектах Российской Федерации, а в 2017-м уже на федеральном уровне путем внесения изменений в Правила рыболовства был запрещен вылов нельмы, муксуна и тайменя в водоемах Западно-Сибирского рыбохозяйственного бассейна.

— Эти решения неслучайны, так как объем — критически минимальный, — считает губернатор Югры Наталья Комарова. — Следует развивать систему воспроизводства этого биоресурса и заниматься его охраной. И заниматься этим следует совместно с соседями, в одной «упряжке»: мы в ответе за весь наш большой Западно-Сибирский рыбохозяйственный бассейн, несем бремя заботы о сохранности содержащегося в наших реках богатства, которое имеет не только всероссийское, но и всемирное значение.

Одной из основных причин сложившейся ситуации является то, что муксун утратил способность к самовоспроизводству. Это длинноцикловый вид рыбы. До достижения половой зрелости особи в течение семи лет «нагуливаются» — инстинкт миграции ведет их вниз по реке, в Обскую губу. Но из-за ухудшившейся экологической ситуации и браконьерства рыба там страдает и нередко гибнет. Те же особи, что смогли повзрослеть и отправиться к месту нереста, на Среднюю Обь, что на территории Томской области, становятся объектом добычи ямальских, югорских, а также тюменских браконьеров. Вылавливается рыба, которая могла бы отнереститься и дать потомство, поэтому муксуна в реках все меньше. Дело может закончиться печально — сибирский муксун может исчезнуть вовсе. Запреты, к сожалению, не спасают: на рынках, в ресторанах, с рук можно приобрести деликатесную рыбу как в свежем, так и в приготовленном виде.  

Рыбьи «ясельки»

Муксун — рыба хоть и со «сложным характером», но все же способная размножаться в неволе, а значит, восстановление популяции возможно. Это дает надежду на то, что любимое лакомство югорчан когда-нибудь вернется на наши столы на законных основаниях. В Ханты-Мансийском автономном округе — Югре работают над тем, чтобы поставить процесс на промышленные рельсы. Югорский рыбоводный завод — крупнейшее в мире предприятие по производству муксуна на установках замкнутого водоснабжения полного цикла. Завод выполняет функцию рыбопитомника. В природе из ста мальков едва выживает один, а в высокотехнологичных инкубаторах, в комфортных условиях, созданных специалистами, при регулярном кормлении выживает десять, а то и двадцать процентов малышей-муксунчиков. Тот же комфорт, создаваемый на заводе, приводит к тому, что самки оказываются готовыми к нересту не к семи годам, как в реках, а раньше — к пяти. Икру отдаивают, и на следующий год самки снова готовы давать потомство. Выпуск ценных видов рыб предприятие осуществляет с 2014 года. За последние пять лет заводом в водоемы округа выпущено более пятисот миллионов штук личинок сиговых, в том числе муксуна.  

Той же деятельностью занимается несколько рыбоводных предприятий на территории Тюменской области, однако объемы выпускаемых ими мальков в последнее время снижаются — не хватает средств на переоснащение, развитие производства. Югорский рыбоводный завод, напротив, благодаря поддержке окружного правительства наращивает численность выпущенных в реки мальков. Плановая мощность предприятия — выпуск не менее 25 млн мальков муксуна и 5 млн мальков стерляди и осетра ежегодно. Сейчас идет реконструкция, а выход на заявленные объемы планируется через 4–5 лет.  

Когда компенсация «не работает»

Не оскудели бы сибирские реки ценной рыбой, если бы в России правильно реализовывались компенсационные мероприятия, считает генеральный директор Югорского рыбоводного завода Павел Павлов. Сегодня положения законодательства сформулированы таким образом, что восстанавливать поголовье муксуна, осетра, стерляди — невыгодно экономически. Ведь «отдачи» приходится ждать по пять лет, и все это время рыбу надо содержать, кормить, менять воду, оплачивать энергоресурсы (так, один выпущенный заводом под Ханты-Мансийском малек, обходится по затратам не менее чем в 15–20 рублей). Гораздо проще и дешевле «закрывать» компенсационные контракты пелядью, объясняет Павел Васильевич:

— Пелядь в отличие от муксуна долгой заботы не требует и в перечень ценных и особо ценных видов рыб не входит. А толку с такого воспроизводства немного, ведь помимо аквакультурной квоты, которая лимитирует объемы добычи пеляди, существует еще товарное рыболовство, которое позволяет добывать пелядь из реки. Вылавливают ее нередко в период нереста, что вообще запрещено. Икра собирается, в простейших инкубаторах инкубируется и выпускается в больших объемах, причем не только речная, но и озерная, из других регионов — для формального выполнения компенсационных контрактов и освоения денег. И вскоре эта же рыба вылавливается. Получается замкнутый цикл, который не работает на перспективу, не служит восполнению биоресурсов. Сегодня это делается в промышленных масштабах. Согласно расчетам ученых, мальков пеляди в наши реки следует выпускать не более 200 млн штук, а муксуна — не менее 50 млн штук. В то же время за последние три года объемы выпуска мальков пеляди выросли втрое, а муксуна — упали в два раза.

«Лазейка» с пелядью, по свидетельству Павла Павлова, позволяет осваивать деньги, предназначенные для восстановления биоресурсов, предприятиям-«пустышкам», не имеющим собственных мощностей. В то же время для заводов, ведущих работу по увеличению популяции ценных пород рыб, подобная финансовая поддержка оказывается малоэффективной по причине высокой затратности работ.  

— Я считаю, законодателям надо сосредоточить внимание именно на ценных и особо ценных видах рыб, а выдачу аквакультурных квот предприятиям вести только в соответствии с их производственными мощностями, — уверен директор рыбоводного завода. — Выпуск рыбы должны осуществлять исключительно реальные производственные предприятия. Только такая политика позволит направлять финансы на формирование ремонтно-маточных рыбных стад, чтобы в перспективе в реки выпускались мальки ценных и особо ценных видов. Пока же (с учетом «увлечения» гидропользователей пелядью в компенсационных мероприятиях) галочки ставятся, финансы «осваиваются», а рыбы в реке больше не становится. Очень хотелось бы переориентировать законодательство, и знаю, что руководство ряда предприятий рыбной отрасли Тюменской области придерживается той же точки зрения. Надо отдать должное главе нашего региона: Наталья Владимировна переживает за нашу ситуацию. Хороший знак, что именно 27 июня, во Всемирный день рыболовства, состоялось обсуждение этой проблемы на нашем предприятии с участием руководителей Югры и Тюменской области.  

Программа действий регионов

Как сообщила журналистам губернатор Югры Наталья Комарова, окружные власти направили предложения по решению проб­лемы воспроизводства водных биоресурсов в Правительство Российской Федерации. Предложено ввести критерии отбора организаций, имеющих право осуществлять мероприятия по компенсации ущерба, нанесенного водным биологическим ресурсам, а также утвердить перечень приоритетных объектов искусственного воспроизводства, что будет способствовать выпуску более ценных видов водных биоресурсов в зависимости от рыбохозяйственного бассейна и исключит выпуск молоди естественных популяций, которые в пополнении не нуждаются, тем самым исключив перенасыщение их в естественной среде обитания. Как видим, предлагаемые изменения вполне соответствуют чаяниям промышленников — представителей рыбной отрасли, ведущих долгосрочную работу на перспективу и на благо края.  

Стоит отметить также, что в мае 2018 года Росрыболовство представило проект Стратегии искусственного воспроизводства в России до 2030 года. К этому сроку предполагается в полтора раза нарастить выпуск молоди и до 40 процентов в суммарных выпусках увеличить долю ценных и особо ценных видов рыб. В числе задач — модернизация действующих рыборазводных заводов, строительство новых современных производственных мощностей. Полагая, что в этом стратегическом документе должно быть представлено экспертное мнение трех регионов, Наталья Комарова предложила создать рабочую группу по вопросам сохранения и приумножения биоресурсов Обь-Иртышского рыбохозяйственного района из представителей Тюменской области, Югры и Ямало-Ненецкого автономного округа. Временно исполняющий обязанности губернатора Тюменской области Александр Моор поддержал идею:

— В Тюменской области есть серьезные резервы по развитию рыболовной отрасли. И хотя в плане производства предприятия в основном сосредоточены на пеляди, но муксун — наша ценность. Необходимо сконцентрировать усилия на том, чтобы наш голос был услышан в федеральном центре. Мы не хотим остаться в истории в качестве руководителей, при которых муксун попал в Красную Книгу. Будем стремиться не только восстановить природный баланс в реках, но и достичь объемов вылова, сравнимых, например, с рекордным 1981 годом.  

Новообразованная рабочая группа зай­мется подготовкой предложений регионов Западной Сибири в Стратегию искусственного воспроизводства, разработкой инициатив по изменению федерального законодательства, проектов нормативных правовых актов в части установления приоритетов выпуска ценных и особо ценных видов биоресурсов, вовлечением общественных организаций в борьбу с браконьерством. Также предлагается измененить регламенты работы органов рыбоохраны и внедрить в систему воспроизводства водных биоресурсов новые информационные технологии, препятствующие реализации нелегальной рыбной икры.