В Югре появятся ягодные поля

Кому — картошка, а кому — княженика

08.08.2018 в 09:00, просмотров: 960

В июле жителей округа, интересующихся темой экономики и производства, удивила неожиданная новость: в Югре ведется плантационное выращивание северных ягод. Сбором клюквы и брусники удивить уже сложно, это делается с незапамятных времен, их переработку с успехом освоило немало югорских производителей, но оказывается, кто-то уже взялся и за возделывание!  

В Югре появятся ягодные поля
Фото: tp86.ru.

Рано или поздно это должно было случиться. Югорские ягоды — кладезь витаминов и богатство вкуса, настоящее лесное сокровище. По подсчетам специалистов, биологические запасы дикорастущих ягод в округе — более 21 млн тонн в год, ежегодные допустимые объемы заготовки — 256 тыс. тонн. Снимать этот урожай не так-то просто из-за особенностей климата, ландшафта. Но сельскохозяйственная наука уже предлагает способы решить проблемы неурожаев, облегчить сбор урожая, повысить доступность. И в Югре нашлись активисты, кто решил заняться северной ягодой на научной платформе.

Наталья Чайникова-Вахрушева — предприниматель, резидент Технопарка Югры, ведущая деятельность в Ханты-Мансийском районе. Она из кондинских манси, ее крестьянско-фермерское хозяйство называется «Юрты Чайниковых». Именно в нем впервые в истории Югры реализуется проект по плантационному выращиванию лесных и болотных ягод.  

— Наталья Николаевна, вы занялись плантационным выращиванием лесных ягод. С чего это началось?  

— Территорию нашего крестьянского хозяйства большей частью занимают болота, на которых произрастают дикие ягоды: земляника, морошка, черника, княженика, костяника, брусника, клюква. Категория этих земель — сельскохозяйственное назначение, а разрешенное использование — для ведения крестьянского хозяйства. Это значит по современным понятиям, что надо выращивать картошку, кукурузу или другие овощи. Но на нашей кислой, небогатой перегноем почве это трудно и невыгодно. Если засадить гектар картофелем, надо ежегодно заниматься посадкой, удобрением, окучиванием. Собрав 20 тонн, можно продать урожай по 20 рублей за килограмм. А если на той же площади, на торфе, посадить клюкву, то без удобрений и окучиваний она будет плодоносить ежегодно двести лет, и урожая даст 10–16 тонн с гектара, и продавать его можно уже по 200 рублей за кг. По десять тонн с гектара может давать и брусника. Вести сбор механизированно, специальным комбайном, позволит схема посадки грядами, по примеру картофеля. Как видите, это куда выгоднее в наших краях.  

Наша семья давно промышляла черникой, у нас на территории есть реликтовое болото. Последние четыре года не было урожая. И когда мы узнали, что есть российские селекционнные сорта лесных ягод, — загорелись идеей плантационного разведения. Связались с Центрально-Европейской лесной опытной станцией, что в Костроме, где уже сорок лет ведутся селекционные работы по выведению сортов и гибридов клюквы, голубики, черники и других ягод. Клюква, кстати, бывает двух видов: крупноплодная американская, которая продается в супермаркетах, для наших краев непригодна — не хватает тепла для созревания. А вот болотная клюква растет отлично! Наше хозяйство заключило договор с костромской опытной станцией, и нам отправили 50 тысяч черенков болотной клюквы четырех сортов, успешно испытанных в арктических условиях, в сельскохозяйственном потребительском кооперативе «Архангельская клюква». Мы весной высадили их в «маточнике», и на прошлой неделе комиссия удостоверилась, что 85–90 процентов черенков укоренились и дали подрост. На будущий год этих саженцев хватит, чтобы засадить один гектар, тогда же мы получим из Костромы еще 50 тысяч сортовых черенков.  

Справка МК

1 июня 2018 года в Югре была принята «Концепция заготовки и переработки дикоросов», которая ориентирована на увеличение объемов инвестиций в отрасль в 14 раз к 2030 году; вовлечение в сферу заготовки и переработки дикоросов представителей коренных малочисленных народов Севера в целях сохранения особенностей ведения традиционного образа жизни; запуск инвестиционных проектов по плантационному промышленному выращиванию лесной ягоды с выходом заготовок порядка 1000 тонн ягод в год; создание до 930 рабочих мест (к 2030 году); увеличение доли экспорта продукции заготовительной и перерабатывающей отраслей за пределы автономного округа в общем объеме собственного производства в 3,4 раза — с 14,4 до 49,7 тонны.

— Как показывают себя эти сорта в Югре? Каковы виды на производство других ягод?

— Наблюдаем за ними. Сорт «Северянка», например, показал не очень хорошую приживаемость, а вот «Дар Костромы», напротив, хорошо себя чувствует. Этот сорт обычно дает урожай по 16 тонн с гектара. Для сравнения — обычная дикорастущая клюква в наших краях дает около 500 кг с гектара, в самом лучшем случае — всего тонну.  

Что касается других ягод, очень хочется выращивать княженику. Это «царская», дорогая ягода, имеющая привкус персика и ананаса. В России еще ни у кого нет княженичных промышленных чеков (плантаций). Впрочем, сортовую княженику уже выращивают шведы и финны. В 2014 году мы размульчировали шесть гектаров, бывший лес-горельник: вместе с хвойным древостоем измельчили верхний слой почвы в щепу-мульчу, что является лучшим удобрением для лесных ягод. Постояв два года, этот участок затянулся порослью княженики, однако была проблема — ягодник цвел, но не плодоносил. Вместе со специалистами Технопарка высоких технологий Югры стали разбираться, изучать вопрос. Подсаживали к дикорастущей княженике культивируемую и благодаря перекрестному опылению заставили-таки плодоносить ягоду. Так что надеюсь, все получится.  

— Технопарк оказывает вам помощь?

— Да, очень большую. Технопарк разработал план создания кластера возобновляемых природных ресурсов в Югре. По этой схеме предусмотрено взаимодействие производителей ягод с поставщиками торфяного субстрата (например, с ОАО «Лесосервисная компания «Югралесхоз») и переработчиками дикоросов — такими как ООО «Алекс» (Советский район), рыбокомбинат «Ханты-Мансийский», сельхозпотребкооператив «Ханты-Мансийский».  

Технопарк ведет научное сопровож­дение нашей деятельности, помогает техническими расчетами. Они ведут нас в этой связке, организуют процесс. Даже не представляю, как бы мы обходились без них. За полгода они разработали «Концепцию развития заготовки и переработки дикоросов в Югре», провели две стратегические сессии, выездной семинар, создали кластерную схему. Также Технопарком разработан бизнес-план нашего предприятия. Согласно ему, все вложения должны окупиться на пятый–шестой год нашей деятельности. Почему не раньше? Потому что первый урожай растения дают только на третий год посадки, а промышленных объемов стоит ждать лишь на пятый год.  

— А другие меры поддержки ваш проект уже получал?

— Пока нет. Дело в том, что деятельность по плантационному выращиванию ягод до последнего времени не значилась в перечне оснований для оказания мер поддержки в окружных документах — только заготовка и переработка. Но дело продвинулось вперед: 1 июня была принята обновленная Концепция, в которой появилось упоминание такого инновационного направления, как промышленное плантационное выращивание ягод. Я обратилась в органы исполнительной власти региона с просьбой расширить меры господдержки: по линии департамента недропользования предусмотреть выделение грантов на плантационное выращивание ягод, а по линии департамента промышленности — субсидирование на компенсацию затрат на эту же деятельность. В самом деле, если югорским фермерам помогают готовить землю к пашне, то почему бы не помогать готовить болота к высадке ягоды?

Кроме того, среди югорчан я — единственный член недавно созданного Российского ягодного союза (объединения производителей ягод). Эта организация напрямую сотрудничает с Минсельхозом РФ, и это сотрудничество направлено на разработку федеральных мер поддержки производителей ягод.  

— Получается, вы реализуете Национальную технологическую инициативу в сфере рынка FoodNet.

— Да, и надеюсь, ко мне присоединятся другие жители нашего округа. Вместе с Технопарком мы сделали презентацию по плантационному выращиванию лесных и болотных ягод и собираемся выезжать в родовые угодья коренных малочисленных народов Севера, рассказывать об этой технологии и этом бизнесе. Ведь у ханты и манси земли в основном в болотистых местностях. Конечно, почвенные особенности различаются, да и интересы у людей разные: одни хотят голубику выращивать, я мечтаю о княженичной плантации, а руководство рыбокомбината «Ханты-Мансийский» заинтересовано в клюкве. Многие приезжают в наше хозяйство, смотрят, как и что у нас получается, мы общаемся и обмениваемся опытом в соцсетях. В «Одноклассниках» ко мне часто поступают обращения, люди записываются на покупку сортовых черенков ягод. Обращаются даже те, у кого только и земли, что шесть соток на даче, ведь даже этого хватит, чтобы получать свой маленький урожай, свое ведро, например, клюквы с четырех квадратных метров.  

Для меня это уже дело всей жизни, которое, считаю, досталось мне от предков — кондинских манси. Наш род Вахрушевых всегда имел дело с дикоросами, пользовался дарами природы бережно. И когда видишь отдачу от своего дела, видишь, как матушка-земля кормит тебя в ответ на твою заботу и твой труд, — энергии и желания работать только прибавляется.