Открытие геохимической лаборатории — шаг к миллиардным запасам нефти

Для будущих поколений

12.09.2018 в 12:27, просмотров: 495

Праздник нефтяников в Ханты-Мансийске отметили необычно — не только традиционными торжест­вами, но и открытием нового исследовательского центра. Пятого сентября на базе Научно-аналитического центра рационального недропользования имени В.И. Шпильмана распахнула двери для гостей и журналистов геохимическая лаборатория.

Открытие геохимической лаборатории — шаг к миллиардным запасам нефти
crru.ru.

Исследовательская поддержка проекта «Бажен»

Как сообщили на церемонии открытия, геохимическая лаборатория станет первой из пяти лабораторий, которые будут вести полный цикл научных исследований в рамках проекта «Бажен», требуемых для освоения трудноизвлекаемых запасов нефти.

Заместитель губернатора Югры Алексей Забозлаев поздравил нефтяников округа со знаменательным событием и высказал мнение, что оно открывает перед регионом большие перспективы:

— Ко Дню работников нефтяной и газовой промышленности в центре Западной Сибири, где сосредоточены все нефтяные компании, удалось открыть сложный лабораторный комплекс благодаря действиям очень ответственного и грамотного партнера — ОАО «Газпром нефть». Эта компания была инициатором создания национального проекта «Бажен» и этой лаборатории. Еще не один год предстоит работать до завершения формирования лабораторного комплекса, который позволит проводить полный цикл исследования керна и принимать решения по отработке технологий, оборудования, химии, применяемой для повышения нефтеотдачи пластов при добыче углеводородов. Но уже сейчас можно уверенно сказать, что новый научный центр принесет большую пользу округу и всей стране.

О целях создания и перспективах работы Центра исследования керна рассказал Кирилл Стижнев, руководитель ООО «Технологический центр «Бажен»:

— ОАО «Газпром нефть» уделяет научным разработкам большое внимание. В компании реализуется технологическая стратегия, развивается много направлений в области работы с трудноизвлекаемыми запасами углеводородов — такими как баженовская свита, ачимовская свита и прочие запасы, котоыре являются серьезным ресурсным потенциалом для всей Западной Сибири. В рамках совместной реализации этого проекта мы в течение трех лет реализуем три крупные очереди приобретения и запуска новых лабораторий. В результате планируется создать отраслевую методику подсчета запасов — с тем, чтобы она была не только методическим документом, но и реально действующим инструментом, позволяющим с помощью лабораторной исследовательской базы выверять подсчеты запасов. Мы смотрим на этот совместный проект как на создание отраслевого центра по исследованию керна и проведению научно-исследовательских работ для всей нефтегазодобывающей отрасли в Российской Федерации. И особенно радует, что в рамках этого проекта будут не только создаваться технологии, но и обучаться молодые кадры, сформируется научная школа, будут вовлекаться в исследовательскую работу студенты, аспиранты. Надеемся на эффективное взаимодействие с округом и совместное усиление кадрового потенциала.

Электронный микроскоп «раскусит» любую породу

Каковы же возможности у лаборатории, открытой на базе окружного кернохранилища? Благодаря современному оборудованию, соответствующему мировым стандартам, — очень большие. А когда завершится процесс комплектования, она станет первой в стране по масштабам, объемам и количеству подобных исследований. Целью работы сотрудников является детальное исследование вещества породы. По их словам, для сланцевых коллекторов очень важно понять, из каких химических элементов они состоят, будут ли растрескиваться, отдавать нефть. Современный электронный микроскоп рентгеновскими лучами воздействует на образцы — частички породы — и по отражению рентгеновских волн определяет состав: кремний или карбонат, песчаник или глина. Исследовать приходится десятки образцов, и аппарат обеспечит их оперативное изучение. Как говорит заведующий лабораторией Максим Вторушин, для исследований достаточно 20000-кратного увеличения, которое обеспечивает новый микроскоп (хотя эта техника способна и на большее — дать увеличение в миллион раз). В его состав входит специальная приставка, которая позволяет определять состав нефти.

Еще один аппарат, появившийся в арсенале геохимической лаборатории, — аппарат пиролиза. Он определяет, есть ли нефть в породе. Образцы измельчают, нагревают до 500 градусов и изучают — что при этом испаряется, есть ли в породе нефть, жидкая она или твердая, в каких количествах и какие еще вещества содержатся помимо нефти. Это ценнейшие данные для выработки технологии добычи трудноизвлекаемой нефти.

С помощью этой аппаратуры сотрудники новой лаборатории будут исследовать образцы керна, которые доставят в том числе и из опорно-параметрической скважины, бурение которой ведется на территории Югры в целях исследования геологического разреза с полным выносом керна баженовской и абалакской свит. Строительство скважины включено в федеральную программу воспроизводства и использования природных ресурсов в рамках федеральной программы. Исследование взятых из нее образцов станет основой для понимания такого сложного геологического объекта, как Бажен. Но это будет лишь первым этапом в работе Центра исследования керна. Второй — создание лабораторного комплекса по определению наиболее эффективных технологий разработки нефтяных и газовых месторождений трудноизвлекаемых запасов. Третий, также весьма важный этап, — создание технологий и методов увеличения нефтеотдачи пластов.

Новая научная организация планирует принимать заказы от всех нефтегазодобывающих компаний, исследования которых связаны с баженовской свитой.

— Открытие лаборатории — большой шаг в изучении баженовской свиты, она специально создана под этот объект, — рассказывает Александр Шпильман, директор научно-аналитического центра рационального недропользования имени В.И. Шпильмана. — Здесь будут разрабатываться новые технологии нефтедобычи, и добыча будет повышаться. Раньше бурение было вертикальным, и у геологов была проб­лема, где бурить. Теперь скважины горизонтальные, и помимо вопроса «Где бурить?» появляется и такой: «В какой пласт свернуть?». А для этого надо выбрать достаточно хрупкий пласт, правильно подобрать технологию. Ошибись, например, с жидкостью для закачивания в пласт — можно все испортить. Поэтому надо тщательно проводить исследования, подбирать технологии, и тогда будет успех. У нас и наших партнеров по созданию Центра исследования керна есть уверенность: мы на правильном пути и добьемся хороших результатов.

Нефть. Надолго ли её хватит в Югре?

Открытие геохимической лаборатории стало поводом к очередному разговору на волнующую югорчан тему — надолго ли хватит нефти в Югре? Вот что думает об этом Александр Шпильман:

— В Югре сейчас больше половины запасов нефти — трудноизвлекаемые. Это — миллиарды тонн. Трудноизвлекаемой является нефть тюменской свиты — 4–5 миллиардов тонн, около 5 миллиардов — это Бажен, еще около 4 миллиардов — в ачимовской свите. Цифры эти не пугающие, ведь Югра сейчас добывает около 230 миллионов тонн в год, то есть миллиард — это нам примерно на четыре года. Чтобы отрасль была устойчивой, нужны именно миллиардные запасы.

В Югре пиком добычи были 270 млн тонн десять лет назад. В последние десять лет наблюдалось небольшое снижение объемов добываемой нефти. Это связано с состоянием ресурсной базы. Месторождения в Югре разрабатываются уже по 40–50 лет. Там, где выкачано уже 70–80 процентов нефти, начинаются проблемы: нефть становится очень обводненной той водой, которая закачивается для поддержки давления. Нефть «уходит» от добытчиков, перемещается. В округе активно разрабатываются технологии работы именно с такими запасами. Думаю, что с ними можно работать еще лет пятьдесят–семьдесят. А если мы начнем разрабатывать сланцы, у Югры появятся новые горизонты. В округе есть территории, куда геофизики даже еще не доходили, в том числе совсем рядом с Ханты-Мансийском.

Что касается «самозарождающейся» нефти — у этой теории нет веских подтверждений. Есть ряд геологов в России и за рубежом, которые на основе того, что происходит дегазация Земли, высказывают предположения о преобразовании метана в нефть под землей. Но большинство специалистов — сторонники органического происхождения нефти, и я с ними в этом согласен.  

Однако нефти и без «самозарождения» достаточно. Когда-то не было сейсморазведки, горизонтального бурения, гидроразрыва пластов. Сейчас эти технологии широко применяются, и мы можем добывать нефть, которую еще двадцать лет назад считали неизвлекаемой. Один великий геолог сказал: «Нет кризиса ресурсов, есть кризис в головах». Когда-то думали, что нефти хватит всего на двадцать лет, последний прогноз ставил дату кризиса — 2000 год. Но открыли залежи на больших глубинах, и добыча продолжилась. Затем открыли нефтесодержащие пески Атабаски (Канада). Их приходится выпаривать — но это миллиарды тонн. Нашли «тяжелую» нефть в Венесуэле, нашли способ, как разрабатывать сланцы...

Технологии развиваются непрерывно. У меня есть полная уверенность, что мы еще найдем новую нефть и поймем, как ее разрабатывать. Нередко меня спрашивают — стоит ли отправлять ребенка учиться на нефтяника? Я отвечаю: пусть смело поступает в вуз, работы хватит до пенсии не только ему, а еще его детям и внукам!