Отец Артемий Владимиров: «…Не теряйте себя и будьте готовы защитить Россию»

В Югре побывал известный писатель, проповедник, педагог протоиерей Артемий Владимиров. В Сургуте он отслужил молебен, а также провел несколько встреч со студентами и всеми, кто пожелал прийти на его творческий вечер.

19.03.2014 в 09:00, просмотров: 3238

Новость о том, что Сургут собирается посетить настоятель храма Всех Святых в Красном Селе, разлетелась быстрее ветра. Состоявшийся 25 февраля творческий вечер духовника Алексеевского ставропигиального женского монастыря Артемия Владимирова был посвящен презентации его новой книги воспоминаний «Мой университет». 

Отец Артемий Владимиров: «…Не теряйте себя и будьте готовы защитить Россию»

«Сослан в ХХ век»

Филолог, преподаватель русского языка и литературы, отец Артемий является заведующим кафедрой гомилетики православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, заместителем декана факультета православной культуры Академии ракетных войск стратегического назначения.

Он общался со зрителями на протяжении трех часов. Его рассказ прерывали музыкальные паузы в исполнении студентки третьего курса Сургутского музыкального колледжа Евы Матвеевой, которая играла на флейте. Звучала волшебная музыка: «Аве Мария» Джулио Каччини, «Прелюдия ми минор» Фредерика Шопена и мелодия для флейты из оперы «Орфей и Эвридика» Глюка.

Артемий Владимиров рассказывал просто и откровенно о том, как складывалась работа над только что вышедшей книгой.

— «Мой университет» — это небольшое, но очень значимое для меня произведение, — отметил автор. — Оно является своеобразным гимном российскому студенчеству и воспоминаниям о тех незабвенных годах юности, которые мы всегда храним в своем сердце и в которые возвращаемся в веселую или грустную минуту жизни.

Отец Артемий признался, что считает себя счастливым человеком, потому что ему было дано поступить в это замечательное учебное заведение — МГУ им. Ломоносова и провести на студенческой скамье пять лет. Книга «Мой университет» охватывает события 1978-1983 годов, проведенных автором сначала на романо-германском отделении, а позже — на русском, куда Артемий Владимиров, по собственному признанию, перешел «в поисках глубины». Поэтому читатели, прежде всего, найдут в этом произведении изображение души юноши, который не без сомнений, трудов и страданий находит свой тернистый путь к вере и надежде, становится ближе к пониманию сути христианства. Книга рассказывает не только об учебном заведении на Воробьевых горах, но и о первом храме, первой исповеди, первой встрече будущего отца Артемия со священником.

В те годы, по словам автора книги, в коридорах университета еще можно было встретить не просто педагогов, а универсалов, корифеев науки. Для молодого человека даже трехминутный диалог с ними являлся событием. В зале как будто ожили словесные портреты выдающихся педагогов, замечательных подвижников русской филологии и известных священнослужителей, а в сердцах зрителей нашли свое отражение идейные искания учащейся молодежи и ее нелегкие пути к Церкви.

— Мы, птенцы 1960-х годов, с грехом пополам поступившие на филологический факультет МГУ, — отметил А. Владимиров, — со слезами и одновременно с улыбкой радости, имели счастье забывать и пространство, и время, когда в просторных столичных аудиториях слышали слова и речи, лекции и доклады гигантов духа.

Многие главы книги автор посвятил воспоминаниям о выдающихся людях того времени: протоиереях Дмитрии Смирнове и Владимире Воробьеве, митрополите Антонии Сурожском, Александре Исаевиче Солженицыне, Азе Тахо-Годи, ученице и спутнице жизни знаменитого исследователя античности и философии Алексея Федоровича Лосева. Аза Алибековна Тахо-Годи возглавляла кафедру классических языков и поныне, в возрасте 91 года, пребывает в здравом уме и ясной памяти. По словам отца Артемия, она обладает потрясающим чувством юмора и является замечательной собеседницей, встречая всех желающих на Старом Арбате в Московском доме-музее своего учителя А.Ф. Лосева. Вступая в музейные комнаты, можно увидеть огромную надпись на всю стену: «Я сослан в XX век».

— Так говорил о себе этот человек-энциклопедия, который, получив образование в Новочеркасской классической гимназии, впоследствии прошел советские лагеря. Он не только не потерял духа, но и, приняв тайны иночества, многие годы трудился в Московском педагогическом институте, будучи достоин быть членом всех научных академий мира, — рассказал отец Артемий.

Поиск истины

Университетская пора — это время и духовного, и нравственного становления. Автор отметил, что студенты конца 1970-х годов, окончив советскую школу, находились под известным воздействием своей безбожной эпохи.

— Будучи с детства крещены, но не просвещены, мы, не имея возможности лицом к лицу общаться со священниками, да и просто с мало-мальски верующими людьми, почитали поэтому за своих духовных отцов наших университетских наставников.

Артемию Владимирову вместе с его супругой, окончившей русское отделение филологического факультета, повезло особенно, потому что его научным руководителем был Никита Ильич Толстой, член-корреспондент Российской Академии наук. В конце 1970-х — начале 1980-х годов правнук Льва Николаевича Толстого возглавлял институт славяноведения и балканистики и благодаря уникальным качествам своей души имел необыкновенный авторитет среди педагогов и студентов. Этот период времени автор называет поиском истины мыслящей молодежи.

— Старая идеология ветшала и уже никого не удовлетворяла, а нащупать многовековые традиции было достаточно трудно. Все мы несли известный груз воспитания в советской школе, но, как видим, не все в ней было дурно. Многое было очень и очень достойно, потому что советская школа старалась бережно сохранить славные традиции русского образования и воспитания.

Отмечая эти традиции, автор назвал нормы морали и нравственности, умение, изучая разнородные дисциплины, вникать в сущность предмета, подлинное приобщение к культуре, в том числе к культуре слова, соответственно, и определенный стиль общения между студенчеством и педагогами. Все это, по мнению отца Артемия, сыграло очень важную роль в духовном становлении студентов МГУ.

Москва во время Олимпиады 1980 года запомнилась молодому студенту красивым чистым городом, чуждым рекламных щитов и какой-то грязи:

— В то время матерное слово квалифицировалось по достоинству и расценивалось почти как уголовное преступление. Тогда взрослые стремились все-таки ограждать детей от того, что было несовместимо с понятием «золотого» детства. Нас щадили, любили, а педагоги университета стремились поделиться с нами теми сокровищами веры и культуры, которые они унаследовали еще от своих бабушек и гувернеров.

А. Владимиров назвал людей, вышедших из XIX века и «сосланных в ХХ век», осколками империи. Оберегая сокровенную молитвенную жизнь, они никогда не афишировали свои религиозные убеждения, но, как сказано в Евангелии: «По плодам их узнаете их». Вспоминая юные годы, автор откровенно говорит о том, что студенты были в меру эгоистичными и самолюбивыми, немного расслабленными, но в то же время умели сосредоточиться, не спать ночь перед экзаменом, трудиться с огоньком и искоркой, воспринимая первые уроки и азы православия, видя перед собой пример своих педагогов.

Святоотеческая литература

Студенчество в те годы, по словам протоиерея, было также обязано университету кругом чтения. Одно крыло старого здания на Моховой напротив Манежа, близ Кремля, до сих пор составляет Татьянинская церковь с надписью: «Свет Христов просвещает всех!», а другое — знаменитая университетская Императорская библиотека:

— Ее фонды были собраны в XVIII-XIX веках и оказались практически не расхищенными в ХХ веке, в отличие от многих других собраний книг. Там, в библиотечных стенах, мы, держа в руках увесистый фолиант с лоскутками и обрывками великих произведений, приобщались к истокам нашей замечательной филологической культуры.

В этот удивительно светлый и радостный вечер югорчане увидели портреты многих философов: Владимира Соловьева, Михаила Булгакова, Василия Розанова, Николая Бердяева, Павла Флоренского, через творчество которых прошел каждый мыслящий и просвещенный православный христианин России и открыл для себя святоотеческую литературу. Ее необъятные просторы поистине безграничны — от замечательного ритора IV столетия Иоанна Златоуста до наших отечественных знаменитых проповедников XIX столетия, трудам которых мы обязаны формированием русского литературного языка, — крупнейшего православного богослова митрополита Филарета Московского, замечательного гения словесной импровизации архиепископа Иннокентия Херсонского, отца христианской психологии Святителя Феофана Затворника. Именно Иннокентий Херсонский, выходец из простого народа, написал для юношества книгу «Последние дни земной жизни Господа нашего Иисуса Христа», достойную, по словам протоиерея Артемия, тысячекратного переиздания.

Особую благодать православные югорчане ощутили при появлении на экране лучезарной иконы Казанской Божией Матери, которая пользуется на Руси беспримерным почитанием. С этим божественным образом связана забавная история, приключившаяся с отцом Артемием в пору его молодости.

Произведение отца Артемия, пронизанное духовностью и любовью к России, несомненно, займет достойное место среди русской художественной литературы. Автор сообщил югорчанам, что в скором времени планирует издать две последние части цикла — «Учительство» и «Священство».

Три часа общения вместо заявленных двух пролетели незаметно. Камерная встреча размышлений, прошедшая накануне Великого поста в необычайно теплой обстановке, завершилась, как и началась, исполнением гимна МГУ. Директор департамента образования администрации Сургута Татьяна Османкина, другие благодарные слушатели преподнесли желанному гостю букеты цветов. Несмотря на поздний час, многие не хотели расставаться с отцом Артемием, обступив его плотным кольцом и терпеливо дожидаясь своей очереди, чтобы получить Божье благословение и заветный автограф в его книге на память.