Аватар Ольги Корниенко

2017-й — Год экологии и особо охраняемых природных территорий

22.11.2017 в 22:41, просмотров: 3777

В Югре продолжаются презентации книги «Уходящая натура: что осталось за кадром». В ней сургутский режиссер документального кино Ольга Корниенко рассказывает о судьбах героев своих фильмов — ханты, манси, ненцев — за последние двадцать лет:

Аватар Ольги Корниенко
На презентации книги в Московском Доме национальностей. Фото: герои книги (из личного архива автора).

Продолжение. Начало в №46.

— Работая непосредственно в тайге, я являюсь свидетелем того, как люди с вековыми традициями, с особым отношением к природе сегодня превращаются в маргиналов, людей вне закона, и я не могу быть равнодушной. Поэтому написала эту книгу. «Уходящая натура…» — это не просто книга о маленьких северных людях, судьбы которых покорежили перестройка и нефтяное освоение, но и о нас с вами, о нашем месте и роли на этой планете, о родине, о совести…

Первая глава книги называется «Цена вопроса о земле». В ней собраны истории людей, которым волей или неволей пришлось стать лидерами, принимать решения, вести за собой. Это первый президент ассоциации «Спасение Югры», ныне депутат Государственной Думы Татьяна Степановна Гоголева, председатели национальных общин «Ханто» — Иосиф Антонович Сопочин и «Яун-Ях» — Владимир Семенович Когончин, прекрасная женщина с сильным характером Раиса Ивановна Тэвлина…

Мне кажется, в любом творчестве есть такой неписаный закон: прежде чем удивлять — ты должен удивиться сам. Собирая эту книгу, я удивлялась многому. Например, тому, как жители тайги относятся к окружающим: «Ты нечестно молчишь» или «Мы посмотрели друг другу в глаза, разве этого недостаточно?» («Борис Антонович и другие», стр. 64). Или тому, что в то время, когда нефтяные деньги сегодня могут разорвать не только семью, но и целый род, Юрий Вэлла в 2002 году, подписав договор на один миллион рублей с представителями сейсмической партии на проведение разведочных работ на своей земле, передал его (миллион!) учителям своей стойбищной школы в счет заработной платы, с индексацией.

Когда брала интервью для книги у кандидата филологических наук Ольги Балалаевой, вместе со своим мужем, ученым Эндрю Вигетом, более двадцати лет работающей с общиной «Яун-Ях», узнала, что «…в марте 1995 года в Сургуте нефтяники организовали публичный протест и пикетировали здание районной администрации. Они настаивали, что регистрация названных выше общин (имеются в виду «Ханто» и «Яун-Ях». — Прим. автора.) — в тот период абсолютно законное право коренных жителей, согласно федеральному и окружному законодательству, — положит конец нефтяному бизнесу в Западной Сибири…» («Люди общины «Яун-Ях», стр. 76). И в это, действительно, трудно поверить.

Зато сейчас, проводя творческие встречи в самых разных уголках не только нашего округа, но и страны, частенько удивляюсь сама.

— Я родилась и всю жизнь прожила на Севере, — делится своими впечатлениями о книге директор культурно-досугового центра «Премьер» поселка Федоровского Елена Александровна Першакова. — Мои родители и муж — нефтяники. И я никогда не задумывалась о жизни коренных народов, не подозревала, что они сталкиваются с какими-то серьезными трудностями. Была уверена, что с освоением местных земель они получают большие преимущества в виде денежных средств, социальных гарантий и всевозможных льгот. И «Уходящая натура...» полностью перевернула мое представление о жизни коренных малочисленных народов. Она начинается строками: «Книга, которую вы держите в руках, — удивительное явление». И это правда! Проникновенный рассказ о проблемах коренного населения показывает обратную сторону богатого нефтяного края. До последних страниц у меня стояли слезы в глазах. Маленькие люди с большой буквы — так я для себя называла героев книги. Они, отстаивая интересы своего народа, свою землю и право на существование, в одиночку противостоят хитрым чиновникам и мощным нефтяным корпорациям. Это настолько поражает, что становится стыдно перед этим народом за свое неведение. Эту книгу обязательно должны прочитать взрослые и юное поколение северян, мы обязаны знать, как живут хозяева этих земель.

А вот что пишет, прочтя книгу и побывав на встрече, представитель народа ханты из г. Нефтеюганска Галина Алексеевна Мумракова: «Правильная, честная книга, с бешеной энергетикой. На мой взгляд, здесь сосредоточена самая высшая точка народной боли».

Почему мы не хотим знать об этой боли? Почему буквально вся пресса Югры следит за успехами молодого хантыйского предпринимателя Клима Кантерова, обустраивающего свое этностойбище, под которым уже давно нет нефти (выкачали, и еще отец его, Егор Александрович, говорил мне в 2002 году: «Щас вон эту… ДНСку поставили, пять–шесть километров мертвая зона становится. А раньше у нас тут аж самолетами рыбу вывозили…»)? И почему мы молчим о проблемах рода Сопочиных, Айпиных, где только начинается освоение? Почему со школьной скамьи подменяем понятия у детей? Мы рассказываем им о мало уже что значащих этнографических безделушках и сказках народа, которого почти уже нет, потому что почти нет земли, основы самой жизни.

Сегодня в нашем округе 475 так называемых территорий традиционного природопользования, тех самых родовых угодий, которые около двадцати лет назад зафиксировали в региональном законодательстве лидеры коренной Югры. 263 из них находятся полностью под нефтяным освоением. Коренным людям приходится как-то жить. Они не хотят отказываться от своей родины.

26 октября на творческой встрече в Ханты-Мансийске прозвучали слова о том, что сегодня ханты не хватает юридической грамотности, более нет таких сильных лидеров, как Юрий Вэлла, Иосиф Антонович Сопочин… А нынешняя молодежь своими непродуманными акциями только «подставляет» свой народ, усиливая ужесточение мер со стороны недропользователей.  

Несколько лет назад в одной из зачетных работ по курсу «Этножурналистика», который я веду в Сургутском педагогическом университете, прочла: «…Неужели ханты не могли за все это время воспитать поколение, готовое идти на компромисс, способное договариваться? Неужели нельзя было вырастить дипломатов, геологов, юристов, экологов, готовых отстаивать национальные интересы и приводить реальные аргументы в пользу хантыйской убежденности в невозможности добывать нефть в том или ином месте?..».

Действительно, почему? И легко ли быть лидером там, где 86% бюджета формируется из денег природопользователей?

Возможно, эта книга станет своеобразным пособием для кого-то из них. А может, однажды, как сказку на ночь, ее прочтут потомки живших сегодня своим потомкам…

Вскоре после презентации «Уходящей натуры…» в Нефтеюганске мне позвонила завуч по воспитательной работе школы №10 Луиза Дамировна Фаляхова и попросила провести открытый урок по книге с учащимися 11-х классов:

— Им скоро сочинение писать, там будут фигурировать такие понятия, как «человек и общество», «цели и средства», «верность и измена», «отзывчивость и равнодушие», ну и, конечно же, родина, патриотизм… Мы бы хотели, чтобы они послушали вас…

«Родина — это предрассудок, от которого невозможно отказаться», — слова Булата Окуджавы я приводила на уроке несколько раз. Запятая в центре предложения — выбор. Для кого-то она, возможно, станет точкой, но никогда для тех, кто помнит свою жизнь на земле предков.

6 октября в Московский Дом национальностей на презентацию книги пришли руководители финно-угорских общественных объединений Москвы, журналисты, представители научно-экспертного сообщества. Вот что пишет на сайте MariUver председатель совета землячества Марий Эл в Москве Елена Минилбаева: «…Среди героев книги есть и широко известные личности, как, например, писатель и философ Юрий Вэлла, шаман Сергей Кечимов, есть и обычные жители мира тайги, но во всех этих портретах есть одно общее — любовь к земле, которая вскормила поколения «лесных народов». Забытое понятие «землесбережение» в их устах обретает самый актуальный смысл: забота о земле, об окружающей природе должна стать высшей формой социальной ответственности в нашем обществе».

20 ноября в Ханты-Мансийске состоялось заседание комиссии по присуждению премии губернатора в области литературы. Единогласным решением в номинации «Публицистика» премия была присуждена художественно-публицистическому изданию «Уходящая натура: что осталось за кадром».

Продолжение следует.