Югра — чайный край

Объёмы производства полезного напитка растут

19.09.2018 в 09:00, просмотров: 559

Чай можно по праву считать любимым напитком россиян. По данным ассоциации «Росчайкофе», наша страна занимает четвертое место в мире по объему потребления чайных напитков. Неудивительно, что российские агропроизводители осваивают и развивают производство этого продукта.

Югра — чайный край
Растительное «золото» Югры — иван-чай. Фото: www.tp86.ru.

С ростом числа поклонников здорового образа жизни растут популярность и объемы производства чаев травяных. Тренд подхвачен во многих субъектах РФ, в том числе в Югре, — ведь в нашем крае произрастает ценнейшее сырье для производства вкусного и целебного напитка. Можно сказать, что наш округ завоевывает себе звание чайного края.

Знакомьтесь: Василий Кубарь, руководитель ООО «Чайный дом «Чистота» (г. Мегион), производитель иван-чая.

— Василий Васильевич, почему вы своим делом выбрали именно чай?

— В 2005 году, когда решался вопрос, какой бизнес открыть, в Тюмени довелось пообщаться с организатором чайно-музыкальных церемоний Василием Шандыбиным. Он приобщил к индийским, китайским чайным традициям, помог ощутить благодать, которая приходит во время распития чая, понять, как это способствует раскрытию личностного потенциала.

Чтобы глубже исследовать процесс, мы поехали в Китай, посещали там чайные заведения. Нас, русских, активно знакомили с продукцией, предлагали дегустации, но в комнаты для чайных церемоний и медитаций поначалу не пускали — не верили, что мы способны понимать этот процесс и участвовать в нем, достигать нужного состояния.

Как пьет этот напиток китаец? Он берет специальную доску «чабаньку», чашечки, пиалочки — и «разговаривает» с чаем, так они это называют. Традиции выработаны и отточены за те тысячелетия, что в Китае культивируется этот продукт. Во время чайного действа происходит единение с чаем, человек получает энергию, открывается информационный поток, тело обновляется, оздоравливается.

— Как пришла в голову идея познакомиться с этой культурой? Ведь не каждый день люди заходят в чайный дом и решают связать с этим жизнь.

— Наверное, это судьба: мои предки все были травниками. И еще мне очень нравится это дело.

— С чего начинался ваш бизнес?

— Свой чайный дом мы начали строить в Мегионе в 2005 году, а открыли — в 2007-м. Поначалу занимались лишь китайскими и индийскими чаями. А в 2013 году я открыл для себя иван-чай (эта трава еще зовется кипреем), и с того момента занимаюсь им. Нами разработан иннновационный производственный проект. Сегодня выпускаем три десятка сортов, из них девятнадцать — некупажированные, то есть без добавок. Травяные чаи по российскому законодательству не требуют сертификации, но я сертифицировал уже одиннадцать сортов.

— Почему именно иван-чай и как получается сделать много сортов продукта из одной травы?

— Ответ на эти вопросы дает химия. Кипрей узколистный содержит до 2/3 химических элементов из таблицы Менделеева, в нем 18 аминокислот. Благодаря иван-чаю мы наполняем свой организм микроэлементами и полезными веществами на 80–85 процентов. В период ферментации после высушивания листа достигается максимум того, что может дать его химический состав: аминокислоты вступают в реакцию между собой, возникают уникальные химические соединения. Мы изучали этот процесс и пришли к выводу, что разными временными и температурными режимами, разным составом воды, влажностью можем добиться различных свойств продукта и вкусовых качеств.

Справка МК

Одним из перспективных рынков, соответствующих критериям Национальной технологической инициативы, для Югры является рынок Фуднет — рынок производства и реализации питательных веществ и конечных видов пищевых продуктов (персонализированных и общих, на основе традиционного сырья и его заменителей). Правительство региона успешно реализует сектор рынка, ориентированный на организацию взаимодействия между компаниями в процессе производства и продажи ими продуктов питания, оказывая всемерную поддержку производителям.

В Ханты-Мансийской государственной медицинской академии было проведено исследование: тридцать дней студенты и лаборанты пили ежедневно по 200 мл иван-чая и за это время трижды проходили обследование. Отмечено, что произошло снижение содержания холестерина, кровь очистилась, спало нервно-психическое напряжение, хорошие результаты были получены и по другим параметрам.

— Известно, что нельзя пить отвары бесконтрольно, лечиться следует курсами. А как с иван-чаем?

— Действительно, просто заварив высушенный лист кипрея и выпив отвар, можно получить расстройство желудка. Бактерии, содержащиеся в траве, вызывают такие процессы. Технологию изготовления и нормы приема нужно строго соблюдать, неферментированный чай можно принимать очень аккуратно и в небольших дозах. А процесс ферментации обезвреживает бактерии, делает иван-чай безопасным для употребления, пить такой напиток можно круглый год. Говорю уверенно, потому что сам пью его каждый день.

— Отличается ли югорский иван-чай от того, что произрастает, например, под Рязанью?

— В корне отличается. Если исследовать состав листьев этой травы с разных территорий, можно увидеть разницу. Чем дальше на север, тем суровее климатические условия. Растения подстраиваются под них, становятся сильнее, насыщаются витаминами. Короче говоря, югорский иван-чай содержит больше полезных веществ.

— Вы также производите иван-чай с добавками. Расскажите об этом.

— Сочетая иван-чай с другими растениями, можно добиться самых разных свойств продукта. Но важно понимать: не все травы способны взаимодействовать, некоторые виды даже расти рядом не могут. Поэтому выбирать добавки следует вдумчиво и соблюдать пропорции. Например, клевера я добавляю совсем чуть-чуть: он очень силен энергетически. Уже не первый год выпускаю чаи с сабельником, который лечит кости и суставы, белоголовником, или таволгой, — известным средством от атеросклероза.

— Сегодня иван-чай выпускает немало производителей. В югорских магазинах можно найти продукцию со Среднего, Южного Урала, из Сибири. Но низких цен не увидишь ни у кого.

— Иван-чай и не может стоить дешево. При этом среди того, что сегодня продается, не так-то много качественной продукции. Я бывал на чайных фабриках — там в основном машинная сборка, и сто граммов чая могут стоит рублей двести. Мой продукт значительно дороже. Но стоимость я снижать не буду, потому что знаю его качество, технологию производства, знаю, как он действует. Ведь никого не удивляет, что элитный китайский чай может стоить несколько тысяч долларов за килограмм. Выбирая продукт, покупателю надо прислушаться к организму при его употреблении. У моего товара есть свои потребители: мы продаем его как через магазины, так и онлайн — через ресурс «Рувита», маркетплейс Технопарка Югры и другие торговые интернет-площадки.

— Удостаивалась ли ваша продукция наград?

— Наград много. Среди самых значимых — золотая медаль с выставки инноваций в Севастополе, серебряная медаль с Санкт-Петербургской выставки–форума.

— Вы — резидент Технопарка Югры. Что вам дает это сотрудничество?

— Очень многое: нам помогли создать производственный проект и теперь помогают его развивать. В Югре создается биокластер: предполагается, что его участники будут обмениваться продуктами производства. Кто-то закупает ягоду, кто-то собирает, производит, выращивает, перерабатывает. Такое взаимодействие пока еще только организуется. Я уже веду переговоры по сбору листа, планируем открывать небольшие приемные пункты в сельской местности, у фермеров, и там вести первичную переработку, а до завершения доводить на нашем предприятии.

Агропромышленной деятельности нужна научная основа. Поэтому Технопарк Югры заключил договор с медицинской академией на проведение соответствующих исследований. Для меня как резидента это очень большая помощь. Тем более что мы не будем останавливаться на одном иван-чае как на сухом напитке. Сейчас ведутся переговоры с инвесторами о строительстве цеха по глубокой переработке дикоросов здесь, в Мегионе. Это позволит получать сырье для производства биологически активных добавок, фармацевтических препаратов.

Уже сегодня мы производим из иван-чая целебный зубной порошок. Известные всем зубные порошки сегодня наполнены антибиотиками, а натуральный продукт иван-чай — нет. При этом он хорошо снимает зубной налет, обладает кровоостанавливающими свойствами и массой других полезных качеств.

Несколько дней назад я направил медицинской академии десять сортов чая, чтобы там провели более глубокие исследования, изучили микробиологию, химический состав и на основе этих данных составили медицинское описание терапевтических свойств иван-чая.

— Получаете ли поддержку от влас­тей?

— Да, руководство округа уделяет большое внимание бизнесу по сбору дикоросов, и мы это ощущаем. В 2016 году, например, получили субсидию от департамента промышленности Югры: 1,5 млн рублей на приобретение оборудования.

— Бывая на югорских ярмарках, можно видеть, что есть и другие местные производители, которые берут иван-чай в работу. Сколько у вас коллег в округе?

— Есть производители чая в Югорске, Нижневартовске, Кондинском районе. Там это дополнительное производство, а занимаются в основном грибами, ягодами, рыбой. Травяной чай — дело перспективное, сегодня ниша еще не заполнена, и производители совсем не мешают друг другу. Конкуренция между нами отсутствует, соперничать за внимание потребителей приходится пока лишь с индийскими чаями.

Если говорить в общероссийском масштабе, то планируется создание Союза производителей иван-чая. Уже состоялся один съезд, в октябре пройдет ярмарка, и уже более десяти компаний согласились участвовать. Это будет площадка для общения, передачи опыта, да и сейчас мы общаемся в профессиональном чате, делимся разными материалами.

— Вы учились понимать чай у китайцев — нет ли теперь планов экспортировать им собственную продукцию?

— Китайские компании охотно и активно покупают иван-чай в виде сырья из-за его богатого содержания. Однако они настолько обрушили ценовой рынок, что с ними стало невыгодно работать. Нужно не сырье им продавать, а готовый продукт. И мы идем в этом направлении: подводим научную базу, развиваем производство, создаем новые сорта. Но сначала надо закрепиться на российском рынке — и, думаю, у нас это получится.