У Югры есть чему поучиться в сфере поддержки технического творчества детей

Вырастить Илона Маска на школьной скамье

25.12.2018 в 09:00, просмотров: 414

О том, что войны выигрывают учителя, в мире говорят уже почти двести лет — вслед за немецким ученым Оскаром Пешелем (а не за Бисмарком, которому приписывают эту крылатую фразу). Действительно, именно люди являются движущей силой всех процессов в обществе, и от того, как они воспитаны и образованы, зависит успех любого дела. А значит, то, чему и как учатся дети, в значительной степени определяет, что и как будет происходить в нашей стране уже через несколько лет. А во всем, что касается развития науки и техники, этот принцип можно возводить в абсолют.

У Югры есть чему поучиться в сфере поддержки технического творчества детей
Детские технопарки призваны содействовать ускоренному техническому развитию детей и реализации научно-технического потенциала российской молодежи, внедряя эффективные модели образования. vk.com/kvant86

Национальная технологическая инициатива — отечественный суперпроект, долгосрочная комплексная программа по созданию условий для обеспечения лидерства российских компаний на новых высокотехнологичных рынках, которые будут определять структуру мировой экономики в ближайшие 15–20 лет. Полтора десятилетия — именно за это время, по мнению руководства страны, сегодняшние школьники должны стать высококвалифицированными специалистами, учеными, инженерами, программистами, сотрудниками и руководителями компаний, чтобы производить передовую автоматику и робототехнику, беспилотные автомобили, корабли и самолеты, творить чудеса в медицине, побеждать любых хакеров и киберпреступников, развивать искусственный интеллект... Как говорится, как вам наши планы, Илон Маск?

У Югры есть чему поучиться в сфере поддержки технического творчества детей. В крупнейших городах округа — Ханты-Мансийске, Нефтеюганске, Сургуте, Югорске — действуют детские кванториумы. Это технопарки, в которых ребята осваивают моделирование, программирование, робототехнику. На днях в Ханты-Мансийске на научно-практической конференции «Открытое образование и региональное развитие» обнародованы планы региональных властей — в ближайшее время увеличить их число. Новые кванториумы вскоре откроются в Нижневартовске, Нягани, Когалыме, Мегионе.

Есть и частные образовательные учреждения, в которых дети учатся мастерить, разбираться с техникой, изобретать и конструировать. Такие, например, как ханты-мансийская школа программирования Codame, которой руководит Александр Лупу. Его обучающие программы лицензированы и входят в систему персонифицированного финансирования дополнительного образования. Недавно воспитанник школы Валентин Зинченко со своим проектом «Будильник на Arduino» победил на городской конференции молодых исследователей «Шаг в будущее», а в прошлом году ребята из Codame на городских соревнованиях по робототехнике, прошедших в Югорском госуниверситете, заняли первые и вторые места в нескольких номинациях.

У Югры есть опыт реализации регионального компонента в образовании: школьники в регионе осваивают краеведение, шахматы, плавание (в школах, оснащенных бассейнами). Неудивительно, что звучат и обсуждаются предложения о введении предмета «робототехника» как обязательного. В частности, такое предложение было годом ранее внесено участниками окружной инвестиционной сессии в региональную «дорожную карту» по улучшению инвестиционного климата. Насколько эффективны могут быть подобные меры и как работать с детьми, чтобы на деле приблизить к реальности образ будущего, нарисованный Национальной технологической инициативой? Об этом размышляет Александр Лупу.

— Александр Юрьевич, насколько важно техническое образование детей в реализации Национальной технологической инициативы? Достаточно ли школьной программы, чтобы подготовить достойное пополнение инженерных кадров в России?

— Безусловно, техническое образование очень важно, ведь нам необходимы свои кадры в технической сфере. Если говорить о самой Национальной технологической инициативе как о проекте, то он выглядит интересным, экономически целесообразным, привлекательным в плане инвестиционной деятельности. Но ему, пожалуй, не хватает централизации, сплоченности заинтересованных сторон, компаний, которым это интересно. В этой программе перечислены действительно важные направления, требующие больших денежных вложений и тщательной подготовки кадров, начиная с детского возраста. Раз НТИ должна фактически начинаться еще на школьной скамье, то учащимся надо давать серьезные знания по информатике. Сегодня этот предмет у многих начинается в седьмом, а то и в восьмом классе, а программировать они начинают лишь к восьмому–девятому классу. Это поздно. Пару лет назад были попытки ввести в школьную программу информатику со второго или четвертого класса, но от них отказались: либо не подобрали нужную программу, либо не нашли подход, как преподнести знания детям этого возраста.

— Тема реализации Национальной технологической инициативы подталкивает общественность к поиску ресурсов для прорыва в технологиях. В Югре звучат предложения о введении в школах обязательного предмета «робототехника». Как вы считаете, стоит воплотить их в жизнь?

—  Робототехника в школе — это звучит очень хорошо. Но на деле она стала бы большой проблемой и головной болью для школ и учителей. Если отвлечься от вопроса «нужно — не нужно» и попробовать просто прикинуть, во что это выльется на практике, то можно сделать некоторые расчеты на примере моей школы. В среднем в ней обучается 60–80 учеников в год. Оборудование изнашивается приблизительно за три года: ломаются детали, выходят из строя блоки, и все они — отнюдь не дешевые (я даже 3D-принтер купил, чтобы запчасти изготавливать). Конструктор Lego EV3, который в основном приобретают для обучения школьников робототехнике, стоит более 30 тысяч рублей, предназначен он для детей от десяти лет. Обычная школа, например, запустит курс с четвертого класса. Представьте, как часто потребуются замены и дозакупки комплектов, деталей, крепежных элементов, двигателей, датчиков, если с конструктором занимаются 400 человек! К тому же учитель будет материально ответственным лицом — насколько усложнится его работа? 

Я считаю, что не стоит вводить робототехнику обязательным предметом в школах, лучше обновить или закупить оборудование для кабинетов физики и химии. А учиться конструировать роботов дети могут в таких учреждениях, как наше.

— Чему и как учит детей школа Codame? Над развитием каких рынков НТИ могут в будущем работать ваши выпускники?  

— Мы обучаем детей в основном программированию, но есть и элементы конструирования. Главная наша задача — научить ребят управлять механизмами при помощи машинного языка, языка программирования. В современной технической сфере много внимания уделяется дизайну и скорости работы устройств. Но для того, чтоб устройство было скоростным, одного лишь мощного процессора недостаточно: необходимо «научить» его работать быстро при помощи языка программирования. Думаю, тем ребятам, кто после окончания школы выберет профессию в IT-сфере, будет легче подниматься по лестнице знаний, получив подобную базу еще в школьные годы.

— Если рассматривать рынок дополнительного образования в разрезе художественного, языкового, естественно-научного, технического и других направлений, соблюдается ли их баланс, нет ли дефицита каких-то образовательных программ, по-вашему?

— Рынок дополнительного образования очень широк, и каждый может найти себе интересное занятие. Но есть и проблемы, например, в нашей сфере, технической. Коммерческие организации открывают образовательные программы, интересные людям, и, естественно, за них приходится платить. А люди не привыкли платить за детские кружки и секции из собственного кармана, ведь раньше такие занятия были бесплатными, да и денег у многих и так недостаточно.

Мне непонятно, почему множество родителей водит детей на дополнительные занятия по английскому языку? Почему ребенку не хватает уроков в школе? Так может быть в двух случаях — либо школьное преподавание недостаточно качественное, либо ребенок сам не усваивает материал и нужны дополнительные занятия.

В технической сфере — другая история: то, чем занимаемся мы, детям интересно в более раннем возрасте, чем тот, в котором они берутся за это в школе. Например, на наших курсах дети начинают программировать с первого класса (и успешно): они стартуют с простого — блочного — программирования. А в школе, как я уже говорил ранее, — лишь в конце старшего звена.

Чтобы исправить такое положение дел, нужно совершенствовать систему образования. Ребенку должно нравиться учиться, не надо давить на него, чтобы он запоминал из-под палки. Надо менять учебные программы, если они не усваиваются детьми, выделять ребят, которые постигают знания быстрее, и создавать для них условия для обучения в индивидуальном темпе — пусть развиваются! В американской школе, к примеру, ребенок может сам выбирать — изучать обычную программу или продвинутую, в классе с учениками своего уровня по этому предмету.

— Мы ожидаем от школы, что она должна готовить детей к жизни. Мир стремительно меняется, и все большее значение в нем имеют высокие технологии. Каков обязательный минимум знаний и навыков в сфере программирования и информатики у человека 20-х годов XXI века?  

— Это сложный вопрос. Говорить о минимуме или каком-либо перечне знаний сегодня вряд ли возможно. Информации много, и она растет в геометрической прогрессии, за всем не угнаться. Но думаю, что современному человеку необходимо понимать, как устроена, например, техника, которой мы пользуемся сейчас. Это включает в себя элементы программирования, ведь в технике используется определенное программное обеспечение для разных платформ, и микроконтроллеры в «умных» аппаратах, и процессоры нового поколения, которые каждый год обновляются. Думаю, имея хотя бы общее представление о том, как это работает и с чем взаимосвязано, человек не будет чувствовать себя отсталым в информационном обществе.